Цепкохвостый дикобраз: пимпла в натуре

Похожий на Филдса

Каждый человек родом из детства, не мной придумано. А в детстве обычно всё видится совсем иначе, чем оно потом выходит в жизни.

О цепкохвостом дикобразе, или коэнду, я впервые прочитал у Джеральда Даррелла в его потрясающей и сотрясающей читателя от смеха книге «Три билета до Эдвенчер». Во время звероловной экспедиции в Гайану (тогдашнюю Британскую Гвиану) местные жители многократно обещали ему раздобыть такого зверя, который между индейцами называется «свиньёй пимплой». Но почему-то никак не приносили, хотя дикобразы – животные совсем не редкие. Наконец под сводом хижины в одной из деревень Даррелл увидел сидящую на балке пимплу, которую деревенский вождь незамедлительно стащил к ногам белого гостя.

Далее следует описание зверька, которое экономии места ради привожу в изрядном сокращении:

«Размерами он был со скотч-терьера и сплошь утыкан длинными острыми иглами, черными и белыми. Лапы у него были маленькими и толстенькими, хвост длинный цепкий и волосатый. Но самое смешное в нём была его морда. Из всей этой массы иголок выглядывала рожица, до того похожая на лицо покойного У.К. Филдса, что просто дух захватывало: тот же большой нос картошкой, шмыгающий во все стороны, а справа и слева от него маленькие, хитрые, но в то же время несколько печальные глаза, в которых стоят невыплаканные слёзы... Одного взгляда на эту потешную физиономию было достаточно, чтобы на всю жизнь сделаться обожателем пимпл… Древесный дикобраз, пожалуй, единственный настоящий комик из всех зверей… Вот он делает что-нибудь ужасно глупое, но с таким простодушно-озадаченным видом, что тебя и смех, и жалость берет к этому бедному, спотыкающемуся, незлобивому зверю».

Лет десять было мне в ту пору. Кто такой К.У. Филдс, я понятия не имел. Но и без него «свинья пимпла» стала еще одной строчкой в бесконечном списке диковинных животных, которых я мечтал увидеть живьем. Пусть не в Южной Америке, пусть хотя бы в зоопарке.

А до встречи с ней было более четверти века. В зоопарках реального и бывшего Советского Союза таких животных не было. В них жили лишь самые обычные индийские дикобразы – здоровенные, и по-настоящему длинноиглые, не сравнить с максимум 12-сантиметовыми иглами пимплы, – обитающие в Средней Азии и Закавказье. Первый же цепкохвостый древесный дикобраз встретился мне в павильоне «Амазонский дом» Дортмундского зоопарка в Германии. Вообще, это была моя первая в жизни загранпоездка, и многое в ней было для меня впервые.

После этой встречи я записал в путевом дневнике: «На суку позади птиц вытянулся зверь, и впрямь напоминающий колючего поросенка с длинным хвостом… Почему-то я представлял себе, что зверь этот невелик (ну, может, чуть более крысы), на деле же его длина оказалась с метр. Заметив, что обнаружен, дикобраз напустил на себя равнодушный вид. Не случайно Даррелл назвал пимплу настоящим комиком: разительная перемена выражения потешной дикобразовой морды не могла не развеселить меня. И я понял, что очень даже не зря ехал в Дортмунд».

За стеклом «Экзотариума»

Дортмундский дикобраз, как и пимпла Даррелла, относился к виду Coendou prehensilis – собственно цепкохвостый дикобраз. Обитающий в Боливии, Центральной и Восточной Бразилии, Гайане и на востоке Венесуэлы, коэнду встречается в неволе много чаще других своих древесных сородичей (всего, согласно классическому советскому трёхтомнику «Систематика млекопитающих», науке известно 8 видов таких дикобразов, населяющих дождевые леса на пространстве от Мексики до Аргентины). Все они с виду похожи, отличаясь местами распространения и незначительными внешними и морфологическими деталями. И всех отличает длинный хватательный хвост, помогающий перемещаться в древесных кронах. На конце этот хвост лишен игл и имеет мозоли, усиливающие сцепление с зачастую гладкой поверхностью веток и сучьев. Сильно развитая мозоль есть и на подошве стопы, и мозоль эта покрывает особую выступающую косточку, помогающую зверькам в лазании – в дополнение к длинным кривым когтям, коих по четыре на каждой лапе. При всех приспособлениях «передвигаются медленно» - цитирую «Систематику». Активны по ночам, а день проводят в дуплах или развилках кроны. В меню – листья, почки, плоды. По весне самка приносит одного детеныша.

...После той моей памятной поездки в Германию прошло десять с лишним лет, и пимплы начали появляться в России. Правда, сначала не в зоопарках, а как объект зооэкспорта для обеспеченных любителей экзотических домашних питомцев. Наверное, самый первый коэнду попал в частную коллекцию бизнесмена и экс-депутата Госдумы Александра Осовцова. В своем подмосковном имении он устроил целый мини-зоопарк, в списке обитателей которого даже карликовый бегемот. Периодически дикобразы из Южной Америки появляются в прайс-листах частных зооторговцев, а в 2009 году такие звери прописались в Тульском экзотариуме и в павильоне «Экзотариум» Ленинградского зоопарка.

В Тулу я с тех пор так и не доеду никак, а Санкт-Петербург всё же под боком, грех не наведаться. Питерские пимплы заселились в застеклённый и неосвещенный вольер. В принципе, любящим поспать в дневное время и получающим всё необходимое дикобразам там неплохо, а вот посетителям, к сожалению, не только понаблюдать за ними, но и хотя бы увидеть колючую редкость совсем не просто. Разве что повезет оказаться перед стеклом именно в тот момент, когда дикобразу захотелось пройти по веткам и закусить плодом из кормушки. Но такой момент поди угадай, а простоять перед вольером в ожидании весь день не каждый может себе позволить.

Встреча в коридоре

Всё же мне посчастливилось познакомиться с живой пимплой не на расстоянии взгляда, а буквально нос к носу. Произошло это благодаря любезности сотрудников «Экзотариума», устроивших нам с моим ростовским товарищем-зоологом свидание с дикобразом-самцом, который значительно смелее робкой самки, вечно хоронящейся в домике. По утрам, до открытия павильона, пока ведутся уборка и кормление, его выпускали из вольера совершить моцион по служебному коридору, и к этому-то часу мы с Николаем подтянулись к указанной двери.

И вот он (так и хочется написать «она») – пимпла. В натуре, в полном своем естестве. Буквально через пару минут после того как ему открыли дверь в «большой мир», экзотический грызун не мешкая покинул вольер и, деловито переваливаясь с боку на бок, резво засеменил по длинному коридору. Чем наглядно опроверг учёную книжку, в которой черным по белому написано: «Передвигается медленно». Добежав до конца, он развернулся, полный желания совершить пробежку в обратном направлении, но не тут-то было. Два двуногих пришельца встали на пути и прицелились в него объективами своих фотокамер. Еще пару раз пришлось дикобразу сбегать в дальний конец и вернуться к нам, после чего он стеснительно, но напористо всё же просочился мимо. Да мы и не шибко стремились задержать длиннохвостого колючку. Хоть в основном его иголки малы, зато их невероятно много, и шкуру хозяина они покидают очень легко и явно без особого сожаления. Сожалеть о содеянной глупости приходится тому, кто схватил пимплу: его ладонь (или пасть) становится похожей на кактус. Колючки вынимаются очень болезненно, рука горит, зудит, свербит и чешется одновременно...

Найдутся среди читателей желающие пойти на добровольную пытку? Уверен, что нет. В зоопарках, если есть необходимость, сотрудники берут зверьков только в толстенных грубых рукавицах!

Кстати, а как же дела семейные? Оказывается, детёныш цепкохвостого дикобраза появляется на свет не с иглами, а с волосами. Которые по мере взросления в течение первого года жизни выпадают, и заматеревшие пимплы «выращивают» себе острые иголки.

...Вернувшись обратно, наш новый знакомый свернул в проход за своим вольером и тут сам себя поймал в ловушку. Впереди был тупик, а сзади – эти смутные двое, которые, вроде бы и не угрожали ему впрямую, но и пройти не давали. Так бедняга и топтался на пятачке между закрытой дверью и нами, а мы лихорадочно пытались сфокусироваться на его мордахе за те короткие мгновения, на которые он в замешательстве замирал. В итоге кое-что получилось. Хотя хотелось бы лучшего. Но для этого пришлось бы измучить стеснительного зверька, а вот этого-то не хотелось ни ему, ни нам.

Цепким у дикобраза оказался не только хвост, но и когти. Когда в попытке подняться повыше он пополз вверх по гладкой двери, прижимаясь в углу между нею и косяком, вверх поползли и наши с Николаем брови – от удивления. Чудо-мозоли на ступнях в этом фокусе наверняка тоже были задействованы. А вот зеленоватый оттенок на теле пимплы под иголками удивительным может показаться лишь на первый взгляд. Пока не вспомнишь естественную среду обитания этого грызуна – влажные южноамериканские джунгли. Настолько влажные, что в шерсти обитающих там же ленивцев вообще водоросли заводятся!

P.S.

У.К. Филдс (W.C. Fields), урожденный Уильям Клод Дьюкенфилд. 1880 (1879?) – 1946. Великий американский комик, звезда кинокомедий 1920-30-х годов. Когда был мальчиком, в семье его звали Клодом, но со временем он предпочёл называть себя Билл (иногда просто «дядя Билл», а иногда совсем просто – «Великий Человек»). Сыграл в четырех десятках фильмов. Известен множеством мизантропических афоризмов, вроде такого: «Я свободен от предрассудков, ненавижу всех без исключения». Или такого: «Человек, который не любит детей и собак, не может быть плохим». Впрочем, многое из афористичного наследия Филдсу на деле не принадлежит, а только приписывается ему.

Фото Цепкохвостый дикобраз: пимпла в натуре 
Фото Цепкохвостый дикобраз: пимпла в натуре 

Текст и фотографии: Андрей Коткин

 

Читайте также:

 

Комментарии (0)

    Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.

    Здравствуйте, Гость!

    Войти

    Посещая этот сайт, вы разрешаете нам для его полноценного функционирования собирать ваши метаданные (cookie, IP-адрес и местоположение)