Дикдик: антилопа ростом с зайца

Хоботок и хохолок

И в просторечии, и в научных трактатах герой этого очерка носит одно и то же несерьезно звучащее название: дикдик. Запоминается легко, как и внешний облик животного. Прежде всего, дикдик невелик, да что там — просто мал. Будучи полорогим парнокопытным, он является родичем быков, козлов и баранов, а особенно антилоп, к систематической группе которых и принадлежит. Но если антилопа канна из Центральной Африки может достигать высоты в холке в 175 см при длине тела 290 см и массе 900 кг, то соответствующие габариты самого крупного дикдика – 40,5 и 67 см на 6 кг живого веса. Как говорится, почувствуйте разницу!

Чтобы было еще понятнее: длина тела всем нам привычного зверя зайца (русака) почти 70 сантиметров при массе 7 кг, а порой и более. Выходит, дикдик — это антилопа размерами с зайца.

Наукой описано несколько видов копытных крох, различающихся деталями окраса и распространением. Объединяет же их то, что все они — обитатели Африки, а главная примета любого дикдика находится на конце его мордочки, вытянутом в своеобразный хоботок, как у тапира или сайгака. Для чего он нужен? С одной стороны, такая особенность помогает антилопе регулировать температуру тела. Ведь мелкие размеры дикдика оборачиваются для него очень высоким уровнем обмена веществ, так что ему приходится потреблять больше корма на килограмм веса, нежели крупным копытным, а активность в сочетании с африканской жарой поневоле горячит кровь. Испарение со слизистой оболочки выдающегося носа охлаждает венозную кровь в пронизывающих его сосудах и предохраняет животное от летального перегрева. Второе назначение хоботка — быть резонатором звука. Встревоженный дикдик резко выдыхает, издавая носом отрывистый громкий сигнал, похожий на «цик-цик!» или «дик-дик!» (отсюда, кстати, и название), предупреждающий об опасности не только не видящих друг друга сородичей, а и всю округу.

Еще чуть-чуть о внешности. Волосы надо лбом дикдика удлинены и образуют хохолок. У самцов в нем прячутся ребристые рожки, короткие, но весьма острые. Цвет меха варьирует от серовато-желтого до рыжевато-коричневого, причем каждая шерстинка имеет белый кончик, отчего шкурка мини-антилопы кажется припудренной. И довершают портрет стильные контрастные «очки» — белые кольца вокруг выпуклых глаз.

Спасение — в буше

Как и русский заяц, пучеглазый малыш дикдик — идеальная жертва. Съесть его норовят все, кто крупнее и сильнее. В Африке список хищников обширен, в него входят леопард и гепард, гиена и гиеновая собака, шакалы и павианы, орлы и филины, крокодилы и питоны и так далее. Да и царь зверей, случись ему поддеть дикдика на свой коготь, не посчитает такую закуску ниже своего достоинства. Поэтому вся жизнь нашего героя подчинена стремлению уцелеть как можно дольше и как можно обильнее сохранить себя в потомках.

На открытом пространстве дикдикам делать это очень трудно, и потому они, вне зависимости от географии, держатся в сухих местностях с густыми зарослями шипастых кустарников — тех, что по всей Африке называются бушем. Здесь антилопы-карлики находят и стабильный стол, и надёжный дом. В их рационе 80% составляет листва, 17% — трава, и 3% приходится на почки, плоды и семена. Листву дикдик ощипывает в самом нижнем ярусе кустарниковых крон. Это его и только его кормовая ниша, и здесь, несмотря на разнообразие копытных Чёрного континента, конкурентов у него нет. Прочие листоеды обедают каждый на уровне своего роста, но все они значительно выше. Примечательно, что организм дикдика способен усваивать большое количество солей, не нуждаясь в общепринятом водопое: утренней росы и влаги, содержащейся в зелени, вполне достаточно.

Живут дикдики парами или небольшими семейными группами, и самцы строго следят за неприкосновенностью границ, помечая их кучками из горошин помёта и выделениями секрета хорошо заметных подглазничных желез. Нарушителей ждет решительный отпор, что вполне понятно: в суровых условиях ресурсы каждой территории всегда на пределе.

Отправляясь попастись на травке, дикдик обостряет и без того острые обоняние, зрение, слух. При малейшей опасности (береженого Бог бережет) ноги пружинисто подбрасывают его вверх и стремглав (со скоростью до 42 км/час) уносят в спасительные колючие заросли, где антилопами-крошками натоптана целая сеть ходов и тропинок, и куда более крупным животным хода нет. Тем не менее, множество их всё равно гибнет в клыках и когтях, и, хоть дикдики-рекордсмены доживали до 10 лет, продолжительность нервной жизни средней особи в природе составляет 2-3 года. И так — на протяжении всех 12 миллионов лет, что существуют эти животные. В те времена, когда они появились на Земле, и лошади были не более кошки. Только в ходе эволюции лошади выросли, а дикдики практически не изменились.

Перчатки и гордыня

Мимолетность бытия компенсируется стремительным созреванием. Юные дикдики становятся половозрелыми в 6-9 месяцев, и затем самки способны телиться каждые полгода, всякий раз принося по одному детенышу. Конечно, до 50% потомства погибает, не став самостоятельными, но цифра эта лишь кажется страшной, на деле же такой уровень смертности сравнительно невысок, и полуторный прирост популяции дает живчикам с хоботками возможность не попасть на страницы Красной книги.

Это становится тем более удивительным, когда узнаешь о масштабах людского воздействия на дикдиков, несравнимого с прессом всех взятых вместе хищников. Телекадры с леопардом, убивающим антилопу, представляются нам жестокими, но внутри природы любое действие оправдано, все процессы сбалансированы. Кроме одного: по отношению к человеку дикдики сохраняют любопытство и доверчивость на грани глупости. Африканцы активно пользовались этим качеством, убивая маленьких антилоп не то что копьем или из лука, но подчас и просто метко брошенной палкой. Для еды (то есть выживания) куда ни шло, но потом выяснилось, что кожа изящных и милых дикдиков идеальна для производства изящных и модных перчаток. Причем на пару перчаток идет пара шкурок. И тут уже охота пошла в промышленных масштабах. Например, только из Сомали в 1960-е ежегодно вывозили сотни тысяч шкурок дикдиков. А они всё равно выжили и, едва промысловый натиск ослаб, увеличили свою численность.

Впрочем, кто сказал, что многочисленность вида — повод стереть его с лица Земли? Есть же нравственные пределы, их не отменили. И если я (имею в виду не себя лично, а любого нормального человека) не помираю с голодухи, то делаю разумный выбор, и, скажем, мясо домашних животных ем, потому что не ханжа и, так получилось, не вегетарианец, а животными в природе просто любуюсь, притом что на многих малых сих рука ни при каких обстоятельствах не поднимется.

И потому я, теперь уже лично, ничем не могу оправдать тех охотников, что стреляют не ради пропитания, а ради удовольствия и гордыни. Например, чтобы стать обладателем высокого звания в своём кругу и членом престижного международного клуба, надо убить по одному животному из огромного списка мировой фауны, составленного этим рядящимся в аристократические одежды, а по сути живодёрским сообществом. И те, у кого желание совпадает с возможностями, с равным удовольствием делают выстрел и в умного гиганта-слона, и в доверчивого малыша-дикдика. И важно фотографируются с добычей в доказательство, не понимая, сколь нелепы и смешны они в своей напыщенности. Ну да Бог им судья…

В обмен на пингвинов

В 2008 году парк птиц «Воробьи» в Калужской области приобрел шесть дикдиков, принадлежащих к двум разным видам. Тремя из них были наиболее обычные в природе и в неволе дикдики Кёрка (названные в честь шотландского натуралиста сэра Джона Кёрка, который служил британским генеральным консулом в Занзибаре с 1880 по 1887 год). А еще трое оказались редчайшими сомалийскими дикдиками, которых не было ни в одном зоопарке мира. Вообще. Понятно, частному зоопарку сделать такую покупку куда проще, чем государственному, обязанному проводить тендер едва ли не на каждый чих. Купили по одному самцу и по две самки тех и других. Причем, если дикдики Кёрка в своем загоне освоились и успокоились довольно скоро, то их родичи продолжали оставаться пугливыми. И владельцы парка договорились с москвичами обменять сомалийских дикдиков на семерых пингвинов Гумбольдта, с которыми как с лишними Московский зоопарк мог безболезненно расстаться, оставив себе ровно столько, сколько нужно. И таким образом оба парка стали единственными обладателями как дикдиков, так и пингвинов среди зоопарков России. К обоюдному удовольствию.

К сожалению, век сомалийских дикдиков, в природе встречающихся на двух ограниченных территориях в Эфиопии и Сомали, оказался недолог. Не адаптировались в полной мере. Самец отправился на небеса первым, в довольно скором времени последовали за ним и самки, хотя еще многие посетители успели увидеть их за стеклом в павильоне «Копытные Африки» по соседству с зебрами и жирафами, бородавочниками и черными антилопами. Дикдики Кёрка в парке «Воробьи» жили гораздо дольше. В апреле 2016 года одна из самок всё еще демонстрировалась здесь и чувствовала себя неплохо.

Обыкновенный дикдик

Фото Дикдик: антилопа ростом с зайца 
Фото Дикдик: антилопа ростом с зайцасамец 
Фото Дикдик: антилопа ростом с зайцасамки 
Фото Дикдик: антилопа ростом с зайцасамки 
Фото Дикдик: антилопа ростом с зайцасамец 
Фото Дикдик: антилопа ростом с зайцасамка 
Фото Дикдик: антилопа ростом с зайца 

Сомалийский дикдик

Фото Дикдик: антилопа ростом с зайца 
Фото Дикдик: антилопа ростом с зайца 

Текст и фотографии: Андрей Коткин

 

Читайте также:

 

Комментарии (0)

    Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.

    Здравствуйте, Гость!

    Войти

    Посещая этот сайт, вы разрешаете нам для его полноценного функционирования собирать ваши метаданные (cookie, IP-адрес и местоположение)