Панголин: робкий ящер

«В чешуе, как жар горя…»

На одной из автобусных остановок индонезийского города Медан, самого крупного населенного пункта Суматры, внимание проезжавших полицейских привлекла груда подозрительных мешков: они шевелились. Ожидавшие транспорта пассажиры, сочли за благоразумие откреститься от груза, и все 14 мешков были конфискованы. В них оказались 85 панголинов – необычного вида зверей, покрытых чешуями. На сей раз жертвы браконьерского произвола вновь обрели свободу в лесах острова. Но надолго ли?

В раннем детстве вычитал я в энциклопедии, что, оказывается, ящер — это не только динозавр. Ящером также называют удивительного обитателя тропиков панголина — зверя, больше всего похожего на огромную ходячую еловую шишку. Ото лба и до кончика хвоста он покрыт прочными бурыми чешуями, плотно покрывающими друг друга подобно черепице и состоящими, кстати, из того же кератина, что и наши с вами ногти. Но чешуйчатым одеянием сходство ящера млекопитающего с ужасными ящерами (именно так переводится слово «динозавр») и ограничивается. Ужасного в панголине нет ничего. По своему характеру животное это мирное, робкое и самодостаточное, лишь бы его не трогали. А если на кого и наводит ужас, то исключительно на муравьев и термитов, которыми питается.

Сегодняшняя зоологическая наука различает 31 вид панголинов, включая ископаемых. До нашего времени дожили восемь из них. Половина населяет Центральную и Южную Африку, четыре оставшихся вида – Южную и Юго-Восточную Азию. А когда-то, от 20 до 10 миллионов лет назад, такие звери бродили и по территории нынешней Европы. Так что панголины существа древние и почтенные.

Единожды в год самка-панголин встречается с самцом и через 120-150 дней на свет появляются потомки. Причем у африканских ящеров детеныш всегда один, а у азиатских их может быть и три. Новорожденные – копия родителей, за исключением того, что их чешуи поначалу мягкие, затвердевают они только через несколько дней. Став чуть старше, дети покидают укрытие и начинают путешествовать с мамашей, цепляясь к ее спине или длинному хвосту. А через месяц после рождения начинают питаться самостоятельно.

Где у ящера мёдом намазано?

Для питания ящер наделен несколькими инструментами, и хлеб свой насущный он добывает тяжелым трудом. Первый инструмент – длинные и прочные когти, роющие землю в поисках подземных муравьиных поселений и разламывающие муравейники и термитники над земной поверхностью. Инструмент номер два – язык панголина, который достигает 40 сантиметров и покрыт клейкой, как паутина, слюной. Работает он подобно хорошему поршню, доставляя в глотку хозяина всё новые и новые порции насекомых. И работает без устали, что совсем не удивительно, ведь мышцы, приводящие его в движение, невероятно длинны: проходя сквозь грудную полость, они крепятся аж у самого таза. Интересная особенность языка состоит в том, что покрывающая слюна источает медовый запах, на который муравьи и термиты бегут, бросая все насущные дела. И скоростным экспрессом отправляются в желудок. Жевать при такой производительности панголину некогда, тем более зубов во рту у него нет или практически нет. Зато в желудок, устланный роговым эпителием, вдается усеянная роговыми же зубами складка. Перетиранию грубой (сплошной хитин же!) пищи способствую и камешки, которые ящер заглатывает подобно птицам...

Муравейники служат панголину не только столовой, а еще и профилакторием, своеобразной станцией очистки от паразитов. Забираясь в гущу разозленных муравьев он поднимает чешуи, и защитники муравейника немедленно атакуют открывшуюся кожу, яростно кусаясь и обильно брызгая муравьиной кислотой. Процедура не из приятных, но здоровье важнее, и зверь терпит. А когда терпение заканчивается, просто плотно смыкает свою «черепицу» и давит ненужных более «лекарей». Сеанс окончен!

Встреча за стеклом

Специфика питания – в природе ящер больше ничего не ест – затрудняет содержание панголинов в зоопарках. Попробуй-ка, напасись муравьев на такого: не менее килограмма на день! Однако, как и муравьедов, их можно, обладая знаниями, желанием и терпением, перевести на суррогатный корм, мешанку с добавлением насекомых, а иногда и без оных. Сегодняшние технологии приготовления кормов такое позволяют, а раньше многое было проблемно, да и нужные знания отсутствовали.

В зоопарках тропической Азии панголины и прежде особого дива не представляли: на местах с кормом полегче, а если зверек протянет недолго, то поймать следующего тоже много времени не займет. В Европе же они если и появлялись, то, как правило, случайно и ненадолго. Но вот в конце 2007 года китайский панголин появился в Лейпцигском зоопарке и, как выяснилось, вполне успешно адаптировался. Узнав об этом, я на следующий же год (куй железо, пока горячо!) включил Лейпциг в маршрут отпускной зарубежной поездки.

И вот я вновь здесь. Шагаю, вертя головой, среди вольеров и прудов в сопровождении моего давнего знакомого — профессора Клауса Ойленбергера, главного зоопарковского ветеринара. За 12 лет многое изменилось. Замечаю, что мой спутник пользуется здесь популярностью не меньшей, чем в России Николай Дроздов: посетители то и дело радостно подходят к нему, что-то спрашивают, просто жмут руку или просят автограф. Оказывается, известности скромного от природы Клауса сильно поспособствовала серия телепрограмм о жизни зоопарка, которую он вёл. Отблески его славы легли и на меня – народ косился и шушукался, гадая, кто же это рядом с герром профессором, не иначе тоже какая-то знаменитая персона...

Наконец мы пришли. Оказалось, что для панголина не нашлось лучшего места, чем слоновник. Но это и логично. Ведь он населяет те же леса, что и азиатские слоны, соседствует с ними в природе. В полутемном отсеке для зверька выстроили стеклянный вольер, в котором устроена почти полная темнота, лишь незначительный красный свет позволяет видеть кое-что, когда привыкнут глаза.

Но когда мы заходим внутрь, зрение напрягать не нужно. На какое-то время в вольере даже зажигается свет, и тут появляется он – главный герой. Размером с домашнюю кошку. С огромными когтями, цепким хвостом, на котором при необходимости может свисать с ветки, и смешным рыльцем-пятачком. Невероятно обаятельный и такой же, как кошка, независимый. Когда его дали мне в руки, ящер оказался тёплым и с твердого верха, и с нежного брюшка, но, поскольку общаться со мной столь тесно в его планы категорически не входило, он немедленно начал вырываться и пытаться «копать» меня. Я удержал диковину на те три кадра, что любезно сделал мне Клаус на память о редкой встрече, и, не желая долее стрессовать животное, отпустил панголина бродить по вновь затемненному вольеру в поисках поживы.

На будущий год мне сообщили, что к Лейпцигскому ящеру прилетела суженая, ранее обитавшая, как и он сам, в лесах Тайваня. Они до сих пор живут душа в душу, и сотрудники зоопарка надеются дождаться потомства дивных зверей.

Обреченные на съедение?

Другие сообщения радуют гораздо меньше. Точнее сказать, страшно огорчают и не могут не огорчать. То из Индонезии, то из Вьетнама, то из Зимбабве приходят новости о конфискованных панголинах – жертвах браконьеров. Причем, если на Суматре история закончилась относительно благополучно – почти все звери выжили и были отпущены на волю (до поры, пока их вновь не выловят местные охотники), то, например, близ китайской границы во Вьетнаме был конфискован груз, состоящий из замороженных тушек водяных агам и панголинов общим весом... пять тонн. Всё это предназначалось для китайских ресторанов и аптек. Бульон или суп из цельного, вместе с чешуями сваренного, панголина в Китае считается не просто деликатесом, а лекарством от многих болезней, продлевающим жизнь и возвращающим молодость.

Впрочем, целительным на Востоке считается практически всё, что шевелится, скачет, прыгает, плавает и летает. И традиционная китайская кухня вкупе с восточным знахарством сегодня, к большому горю мировой природы, опустошают леса планеты в прямом смысле этого слова. То, что конфискуют таможня, полиция и природоохранители, это совсем не верхушка айсберга – это его крохотная макушечка. По прикидкам экологов, из лесов тропической Азии, из африканского буша в китайские кафе и рестораны экспортируются десятки, если не сотни тонн одних только панголинов! Спрос не ослабевает, китайское население только увеличивается, и в прямой пропорции с его ростом природа прочесывается частым гребнем. Леса планеты буквально выедаются прожорливым Китаем, так что прогнозы на будущее тропического биоразнообразия не радостны. В Старом свете уж совершенно точно, однако и разговор о зависимости южноамериканской фауны от растущих аппетитов китайской кухни наверняка уже не за горами...

В визит-центре индийского заповедника Гирский лес я увидел фотографии индийского ящера (самого, увы, встретить не повезло). На одной из них зверя, свернувшегося в тугой чешуйчатый шар, пытались раскусить два молодых льва. Не знаю, увенчалась ли их попытка успехом или нет. Известно, что тигр, лев и леопард способны разодрать эту броню, а от других хищников она своего хозяина всё же спасает.

Между прочим, по последним данным генетиков, панголины или их ближайшие предки стали той отправной точкой, которая дала рост дальнейшему (и сегодняшнему) разнообразию хищных зверей. Так говорит хромосомный анализ. Мирное существо, страшное лишь для букашек — вот ведь парадокс, — породило существ агрессивных, но необходимых природе для поддержания равновесия в ней. К сожалению, от человека ни сворачиванием в шар, ни бегом не спасешься. Этот хищник умеет рушить природное равновесие, как никто другой. Слишком далек он от мирных ящеров. И не только генетически...

Фото Панголин: робкий ящер 
Фото Панголин: робкий ящер 
Фото Панголин: робкий ящер 
Фото Панголин: робкий ящер 
Фото Панголин: робкий ящер 

Текст и фотографии: Андрей Коткин

 

Читайте также:

 

Комментарии (0)

    Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.

    Здравствуйте, Гость!

    Войти

    Посещая этот сайт, вы разрешаете нам для его полноценного функционирования собирать ваши метаданные (cookie, IP-адрес и местоположение)