Языки
В нашей ЗООГАЛАКТИКЕ живет 4948 видов животных и 16274 фотографий, можно узнать много интересных фактов в 1365 статьях и прочитать 910 рассказов. Найти 1037 увлекательных детских сказок и 488 историй для самых юных читателей.
Некоммерческий учебно-познавательный портал расскажет все о животных! Добро пожаловать в царство братьев наших меньших!
Добро пожаловать в царство братьев наших меньших!
Некоммерческий учебно-познавательный портал расскажет все о животных!

Опубликовано: 22.01.2019

Время чтения статьи: 29 мин.

Беглец Беппо

Приключения ручной обезьяны
Серия книг «Лики звериные»

Фото Беглец Беппо
 12407

I. Шарманщик и его обезьяна
II. Бегство Беппо
III. Встреча с белкой
IV. Знакомство с енотом
V. Похождения с енотом
VI. Оптовый склад пищи
VII. Налет на ферму
VIII. Болезнь и одиночество Беппо IX. Новый покровитель


I. Шарманщик и его обезьяна

Беппо очень рано научился проделывать эту штуку, когда он начал свою карьеру в качестве «ученой обезьяны» у шарманщика Джузеппе. Стоило только найти крючок, которым цепь прикреплялась к его ошейнику, надавить пальцами на какую-то металлическую пластинку и потрясти хорошенько цепочку. После более или менее продолжительной тряски Беппо всякий раз оказывался на свободе.

В первый раз это случилось ночью, в грязной каморке, которую недавно приехавший из Италии Джузеппе называл своим домом. Беппо был привязан на ночь к железной кровати, а в это время Джузеппе, бросив свой орган, проигрывал в какой-то компании мелкие деньги, которые Беппо заработал днем. Когда на рассвете Джузеппе нетвердыми шагами вошел в комнату, он увидел на окне обезьяну, пристально смотревшую на двор, заваленный всяким хламом и завешенный бельем. Джузеппе целый час ловил Беппо, а когда поймал, то жестоко побил его. После этого у Беппо все тело болело несколько дней.

Два или три месяца спустя Беппо опять попробовал освободиться, и на этот раз Джузеппе решил раз навсегда отучить его от своеволия. Он раскалил на лампе крючок от цепочки и приложил его к пальцам и ладоням Беппо, так что несчастная обезьяна завизжала от боли, а на черных ручках ее появились отвратительные пузыри. После этого Беппо целый год не решался подносить руки к ошейнику.

Но время затуманивает и стирает воспоминания. Беппо под конец забыл и это наказание и все чаще и чаще стал подносить ручки к цепочке, робко поглядывая на шарманщика из-под низкого нахмуренного лба.


II. Бегство Беппо

Сегодня ему особенно хотелось сбросить с себя ненавистную цепь и уйти на свободу. Был июнь, и путь их лежал по пыльной проселочной дороге, – Джузеппе отправлялся в одно из своих ежегодных странствований по горной области. Наступал вечер, и итальянец, уставший от долгой ходьбы с тяжелой шарманкой на спине, сел на краю дороги закусить ломтем хлеба, а затем лег вздремнуть перед приходом в соседний городок, где ему предстояло всю ночь играть и пить с земляками.

Беппо, свернувшись около шарманки, искоса поглядывал на хозяина и устремлял долгие тоскующие взгляды на окаймлявший дорогу лес.

Лиловые сумерки сгущались между деревьями, из глубины леса доносились пряные запахи и летели ночные бабочки. Голос какой-то вечерней птицы звенел точно колокольчик.

Беппо прислушивался и выжидал. Его маленькие черные, как у бесенка, ручки неудержимо тянулись к ошейнику. Он слегка потряс цепочкой, она звякнула, но трава заглушала звук. Он попробовал еще и еще раз, и с каждым разом глазки его смотрели все серьезнее. Джузеппе заворочался во сне. Беппо насторожился и тревожно смотрел на него до тех пор, пока не убедился, что шарманщик спит. Тогда он стал продолжать свою работу: нажимал и тряс все сильнее и наконец добился того, что цепочка отстегнулась от ошейника. Беппо держал крючок в руках и с любопытством смотрел на него, как будто видел его в первый раз. Попробовал его зубами, потом тихонько положил на траву. Бесшумно, как кошка, он прокрался мимо спавшего шарманщика. Однако, несмотря на всю свою осторожность, Беппо заинтересовался войлочной шляпой хозяина, которая лежала рядом на траве. Беппо поднял ее, подергал, осмотрел снаружи, заглянул внутрь, подергал за ленточку. Потом надел ее на себя, и вся его маленькая головка скрылась в шляпе, а поля ее легли на плечи.

Наконец он отложил шляпу и сел, прислушиваясь к вечерним звукам. Потом тихо, тремя длинными некрасивыми прыжками добежал до ближайшего дерева, легко взобрался по его стволу, перелез на длинную ветку и перенесся на другое дерево. Он был свободен, свободен, как пять лет тому назад, когда его мать, к груди которой он прижимался, была убита где-то в Южной Америке траппером-метисом.

С восторгом чувствуя под ногами гибкие качающиеся ветки, Беппо несся по лесу, перескакивая с дерева на дерево, совершенно не стесняясь тем, что поднимал шум в затихшем лесу и что встревоженные этим шумом птицы начинали взлетать и метаться в темноте. Беппо иногда останавливался, смотрел на их тревогу и бранился своим тонким голоском, а один раз очутился на одном дереве с рыжей белкой, которая умела браниться не хуже его.


III. Встреча с белкой

Одну секунду белка с удивлением смотрела на чужестранца. Потом так быстро, что Беппо не мог угнаться за ней, комочек рыжего меха перескочил выше по другой стороне ствола и с безопасного места начал изливать на Беппо потоки самой оскорбительной беличьей брани. Зверек кричал так громко, что Беппо забыл о собственном голосе. Он сидел на ветке и с удивлением смотрел на белку до тех пор, пока она, крикнув в последний раз как-то особенно резко, не исчезла в дупле около сгнившей ветки.

Беппо сидел молча и смотрел на дупло. Но любопытство взяло верх. Он перепрыгнул на гнилую ветку и заглянул в дупло. Там было темно, и он, конечно, ничего не увидал. Ворча про себя, он засунул туда свою худенькую ручку, с любопытством и надеждой шаря в темноте. В следующую минуту надежда сменилась разочарованием: Беппо выдернул ручку с криком боли и гнева и стал облизывать кровь, струившуюся из пальцев, прокушенных острыми зубами белки. Чем сильнее была боль, тем больше рос его гнев. Наконец Беппо схватил гнилую ветку обеими руками и начал трясти ее изо всех сил. Минута – и с слабым треском ветка вместе с Беппо полетела на землю...

Через мгновение от земли отделилась тень перепуганной насмерть обезьянки, которая в паническом ужасе бросилась на соседнее дерево. У нее была только одна мысль, только одна цель – очутиться как можно дальше от этого места, и она это исполнила с той быстротой, на которую способны только обезьяны. Неизвестно, сколько времени продолжалась бы эта бешеная скачка по деревьям, если бы лес не прервался широкой открытой поляной.

Беппо остановился на ветке огромной сикоморы и начал смотреть на поляну, как будто сознавая, что перед ним находится предмет, достойный внимательного изучения.


IV. Знакомство с енотом

Тихий вечерний ветер приносил с собой интересные животные запахи, с которыми он был отчасти знаком. Это были успокоительные, приятные, домашние запахи, и Беппо почему-то знал, что они исходили от животных, собравшихся на ночь в строениях, темневших среди поляны. Каким-то чудесным образом Беппо понимал, что это – жилье человека, но это ничуть не испугало его, как пугало всегда других зверей, которые останавливались на опушке и со страхом смотрели на поляну.

Беппо некоторое время внимательно смотрел на постройки, но для подробного изучения его позиция на верхушке сикоморы была неудобна, и он слез на землю. Неловко ступая по колючей траве недавно скошенного луга, он направился прямо к ферме.

Добравшись до хлева, он остановился, чтобы понюхать, прислушаться и осмотреться. Из хлева доносился слабый топот сонных лошадей и глубокое, шумное дыхание коров. Беппо задумался над тем, как они туда попали, и начал искать вход. Дойдя до угла длинной постройки, он остановился. Здесь его глазам представилось такое удивительное зрелище, что он взвизгнул и поспешил взобраться на первый попавшийся высокий предмет.

С безопасной верхушки его Беппо, немного успокоенный, стал внимательно рассматривать существо, самое странное из всех, которые он видел с тех пор как покинул свою родину. Некоторое время он думал, что это тоже обезьяна, потому что существо это стояло на задних ногах, видимо, без всякого труда и пользовалось своими короткими и похожими на руки передними лапами так же легко, как Беппо. У него была очень плутоватая мордочка, похожая на человеческое лицо, с большими глазами, которые смотрели на Беппо с любопытством и лукавством. Беппо сейчас же заметил, что незнакомое создание было привязано цепью к небольшому домику, похожему на конуру. Это пробудило в его сердце горячее сочувствие к пленнику. Он слез со своего безопасного места и начал медленно и осторожно подходить к нему. На благоразумном расстоянии он остановился, расставил локти, сел, опершись на землю руками, готовый каждую минуту бежать.

Что касается бедного пленника, то он сидел по-медвежьи и тоже пристально смотрел на Беппо. Никогда за свою короткую жизнь он не видел такого смешного создания. Правда, его знание жизни было невелико, потому что, с тех пор как Зеб Стронг убил его родителей и вытащил его с братьями из дупла большого дерева, его жизненный опыт был ограничен длиной его цепи.

На ферме не было ничего, что хотя бы мало-мальски напоминало обезьяну, пожалуй, кроме двух белоголовых ребятишек, возившихся иногда около сарая. Но между ними и обезьяной была громадная разница, имевшая для енота большое значение: Беппо не обладал страшным человеческим запахом, который всегда пугал бедного пленника. Он не видел в Беппо ничего опасного, а потому, обладая таким же сильным любопытством, как и тот, пожирал его глазами.

Когда он подвинулся, его цепь звякнула. Беппо подошел к нему и, не встречая сопротивления, взял за цепь и сильно тряхнул ее, как он часто делал со своей. Это ничуть не рассердило енота. Для него цепь была мучителем, заслуживающим именно такого обращения. Но Беппо не бросил цепь. Он сидел и внимательно смотрел на нее, как будто что-то обдумывал. Потом рука его точно бессознательно потянулась к ошейнику, который остался на нем, а потом к ошейнику енота. И хотя зверек сердито оскалил при этом свои желтые зубки, Беппо до тех пор шарил в его густой шерсти, пока не нашел крючка. Повозившись с ним некоторое время, он ухватил его так, как, по его мнению, нужно было, и начал так трясти цепь, что встревоженный енот подпрыгивал над землей. И штука удалась: опять крючок отцепился. Енот, почувствовавший себя на свободе в первый раз после целого года плена, не сразу даже понял и оценил свое новое положение. Он посмотрел на ненавистную цепь, которая лежала на траве, куда Беппо бросил ее, и сделал несколько шагов, – цепь не поволоклась за ним, как обыкновенно. Он отошел до того места, дальше которого цепь никогда не пускала его, – она не натянулась, а по-прежнему лежала на земле. Он остановился и внимательно посмотрел на нее. Потом попробовал сделать еще несколько осторожных шагов, – цепь не держала его, как это случалось в первые дни его плена, когда он еще пытался вырваться на волю. Тогда он понял наконец и опрометью бросился в лес.

Беппо все это время уморительно подпрыгивал на всех четырех руках, донельзя довольный своей удачей. Когда он увидел, что енот убежал от него, он сразу остановился, и на его рожице выразились, разочарование и недоумение. Он целый год мечтал о товарище, и вот первый, которого ему удалось встретить, убежал от него так быстро...

Но Беппо думал недолго. Он бросился за енотом, прежде чем тот успел скрыться во мраке леса.

Домчавшись галопом до старой сикоморы, на которой он сам сидел недавно и куда взобрался теперь енот, он быстро и ловко последовал за ним. Через несколько секунд оба сидели рядом на ветке и дружелюбно поглядывали друг на друга. Беппо был в восторге от своего товарища.


V. Похождения с енотом

Странная дружба завязалась между этими случайными товарищами. Они оба одинаково любили проказы, и жизнь их была сплошной возней и плутовством. След беспокойства и опустошения, который они оставляли за собой, скоро поставил их во всем лесу вне закона. Енот был, впрочем, осторожнее и скрытнее Беппо, который совершенно не знал удержу. Он слишком долго жил в неволе, а потом он не обладал ловкостью и осторожностью енота. Кроме того он гораздо больше любил резвиться и охотиться при дневном свете, в то время как енот всегда ждал для этого темноты.

Впрочем, здесь Беппо уступил своему другу. Он с большой охотой спал на солнышке, растянувшись на широкой ветке, рядом с дуплом, в глубине которого отдыхал весь день его черномордый товарищ.

С наступлением сумерек они начинали чувствовать голод, и тут-то и начиналась их деятельность.

Добывание пищи было трудным и надоедным для Беппо, потому что он был разборчивее своего всеядного товарища. Беппо нужны были плоды, ягоды и некоторые виды растений. Для енота же было безразлично, что поглотить – лягушку, сонную рыбу, колос пшеницы или краденое птичье яйцо. Эта разница вкусов сначала едва не разлучила друзей: енот не мог понять, отчего Беппо не есть то же, что он, а Беппо не мог понять, зачем енот разыскивает эти несъедобные вещи. Правда, он любил находить гнезда с яйцами, но только для того, чтобы бросать их в черную рожицу своего товарища. Енот, впрочем, никогда не обижался на это, потому что он с таким же аппетитом слизывал жидкое яйцо со своей шкурки.

Еще меньше Беппо мог понять странную привычку своего друга, заключавшуюся в том, что почти всякую снедь, которая ему попадалась, он тащил к ручью и промывал ее в воде. Беппо попробовал было тоже мыть свою пищу. Он собрал полную горсть черники и принес ее к ручью, но вымыть ее оказалось вовсе нелегкой задачей. Ягоды уплывали у него сквозь пальцы по течению, и вылавливать их было очень трудно. С тех пор Беппо довольствовался тем, что смотрел, как енот моет свою пищу, а сам не подражал ему.

Берег ручья был любимым местом охоты енота и Беппо. Но в то время как енот отправлялся туда ловить зазевавшихся лягушек или сонную рыбу, Беппо следовал за ним с исключительным намерением пошалить и позабавиться. Возможность поймать сонную рыбу нисколько не интересовала его, но с тех пор как енот научил его ловить лягушек, он сделался страстным охотником. Только вместо того чтобы прыгать на свою добычу всеми четырьмя лапами и хватать ее ртом, как делал енот, Беппо подстерегал лягушек на берегу и проворно хватал их своими цепкими пальцами. Поглядев несколько минут на пойманную добычу и поболтав ею в воздухе, Беппо швырял ее прямо в енота, который подхватывал ее на лету и съедал.

Однако это удовольствие оказалось непродолжительным. Однажды, выследив в траве на берегу лягушку, как он думал, Беппо схватил ужа. Беппо ненавидел змей ненавистью, унаследованной от своих предков. Он уронил шипевшего ужа на траву, а сам бросился на ближайшее дерево, откуда с непреодолимым отвращением увидел, как енот, не дав ужу добраться до воды, схватил его и перегрыз своими желтыми зубами. Убедившись в том, что добыча мертва, он отнес ее к ручью и, прополоскав немного, принялся уплетать.


VI. Оптовый склад пищи

Вкусы Беппо влекли его чаще всего на ферму. Правда, в лесу было много диких ягод, которыми он и питался первое время своей дружбы с енотом. Но после первого налета на ферму, где енот был когда-то пленником и где они нашли настоящие сокровища в виде колосьев, ягод и плодов, Беппо никогда не мог успокоиться, если между утренними сумерками и зарей они не заглядывали на ферму Зеба Стронга. Еноту это доставляло не меньше удовольствия, потому что кроме вкусных вещей, которыми он лакомился в саду, он не отказывался украсть и цыпленка.

Налеты на огород и сад были сопряжены, однако, с некоторой опасностью, потому что на ферме имелась собака – большая, черная с белым овчарка с длинной шерстью. Енот был проникнут глубочайшим почтением к этой собаке, которая хотя и не обладала длинным носом охотничьей, все-таки всякий раз обнаруживала их присутствие и поднимала громкий лай.

Беппо не так боялся собаки, как его друг, потому что он умел отлично прыгать с дерева на дерево, тогда как еноту приходилось путешествовать главным образом по земле. Когда овчарка лаяла под деревом, Беппо отвечал ей сердитым бормотанием и бросал в нее грушами или абрикосами до тех пор, пока не замечал, что енот дезертировал с поля битвы. Тогда и он начинал улепетывать, прыгая с дерева на дерево или по забору, бранясь и ворча всю дорогу на врага, который сопровождал их до самого леса.

Все эти ночные проказы сходили гладко с рук нашим приятелям. Иногда в ответ на громкий лай овчарки в окнах белого дома появлялся свет хлопали дверьми, двор пересекал качающийся свет фонаря, и Беппо и енот понимали тогда, что дело принимает серьезный оборот. Надо было спасаться бегством. Существо, которое приближалось к ним, умело производить искры и оглушительный шум, вслед за которым из мрака ночи вылетал целый рой сердито жужжавших пчел. Судя по тому шуму, с которым эти пчелы проносились мимо их ушей, приятели отлично понимали, что от них может не поздоровиться.

Немного позже они убедились на деле, что не напрасно боялись пчел, вылетавших из мрака с искрой и шумом.


VII. Налет на ферму

Это было в августе. Наевшись до отвала спелых яблок, наши приятели сидели рядышком на яблоне, как вдруг до чуткого носа енота донесся запах курятника, который напомнил ему о свежих яйцах. Енот мог всегда есть яйца, даже когда бывал сыт, а потому немедленно стал спускаться с дерева. Всегда подражавший своему другу Беппо последовал сейчас же за ним. Оба рядом пробираясь из-под тени одного дерева под тень другого, они добрались до построек фермы и, пройдя вдоль длинной стены скотного двора, завернули за угол. Тут по-прежнему стояла конура и лежала на земле заржавевшая цепь, которая несколько месяцев тому назад держала в плену бедного енота.

Обойдя ее на почтительном расстоянии, приятели перешли к амбару и попутно полакомились разбросанными по земле свежими зернами. От амбара они перебрались к дровяному сараю, потревожив двух белоногих мышей, которых, вероятно, тоже привлекали зерна. Тут они остановились, чутко прислушиваясь и нюхая воздух. Они знали, что конура овчарки недалеко. Но собака, должно быть, спала или сторожила где-нибудь в другом месте, потому что до них не донеслось ни одного подозрительного звука или запаха. С величайшей осторожностью перебежав открытое пространство, они очутились под курятником и остановились. Беппо не понимал, зачем они пришли сюда, но надеялся, что здесь найдется что-нибудь забавное.

Енот смотрел на дело гораздо серьезнее. Он начал с того, что обследовал пол курятника, чтобы найти, как забраться туда. Его острые глаза и еще более острый нос исследовали каждую трещину в полу и каждый уголок, но безуспешно. Тогда, встревоженный, он сел опять в тень и стал обдумывать, что делать дальше. Беппо, который все время бесцельно бродил под курятником, подошел к нему и посмотрел на него вопросительно.

Енот, не собиравшийся еще сдаваться, осторожно вышел из-под постройки и продолжал свои, исследования снаружи. Прежде всего он нашел дерево, ветви которого спускались над крышей курятника, взобрался на него и оттуда спрыгнул на крышу. Игра начала нравиться Беппо, и он прыгнул за своим товарищем. Но крыша оказалась еще прочнее, чем пол курятника, и все поиски енота остались безуспешными.

Тогда он стал ходить по краю крыши и, опуская голову, исследовать стены. И все время его острый черный нос работал изо всех сил. Добравшись до помещения цыплят, он остановился: сильный куриный запах из открытых отдушин ударил ему в нос. Отверстие, которое он искал, было найдено. Он осторожно спрыгнул с крыши на край отдушины и, с трудом цепляясь за нее ногами, мешком свалился на пол курятника. Беппо, глядя на него с края крыши, долго раздумывал, прежде чем последовать за ним. Он еще не понимал, в чем дело, а потому не мог решиться.

Но ничего страшного не случилось. Енот был в курятнике, и все, что Беппо слышал, было тихое клохтанье сонных кур. И чем дольше он ждал, тем сильнее разгоралось его любопытство. Что мог делать там его приятель? Наконец любопытство взяло верх, и Беппо прыгнул на отдушину, а оттуда на пол курятника, проделав все это с гораздо большей ловкостью, чем неуклюжий енот.

Только очутившись в курятнике, он сразу понял, в чем заключалась игра, и сердце его забилось от радости.

В одном из углов сидел его черномордый приятель, старательно выедавший внутренность огромного яйца – такого огромного, каких Беппо, воровавший только яйца мелких птиц в лесу, никогда не видывал. Кругом стен в ящиках лежало множество таких же крупных яиц, а над ними – целые ряды огромных птиц. Беппо сейчас же схватил одно из яиц и по своему обыкновению швырнул прямо в своего друга. За ним другое, третье, четвертое... Несчастный енот с трудом увивался от бомбардировки и сердито ворчал.

Куры, разбуженные деятельностью Беппо, начали кудахтать и хлопать крыльями. Ему это очень понравилось, и он сейчас же перенес свое внимание с енота на них и стал бомбардировать их яйцами всех цветов и величин. Поднялся настоящий переполох. Куры с криком заметались по курятнику, поднимая целые столбы пыли. И чем сильнее был шум, тем больше расходился Беппо. Он прыгал с жердочки на пол и обратно в каком-то пьяном восторге, бормоча и взвизгивая и бросаясь всем, что он находил под рукой. Когда снарядов больше не осталось, он принялся лазать по жердочкам, неистово бормоча, размахивая руками и хватая кур за крылья и хвосты, так что перья летели во все стороны. Это было невыразимое наслаждение.

Но вдруг дверь курятника порывисто распахнулась, белый луч скользнул в помещение, и под самой жердочкой, на которой сидел Беппо, очутилась человеческая фигура.

Енот сразу понял, что дело плохо. Он бросился к двери, стараясь проскользнуть между ногами человека. Неизвестно, удалось ли бы ему бежать, если бы Беппо не заметил его намерения и не решил последовать за ним.

Путь к выходу для Беппо был только один, а именно – по голове и плечам человека, стоявшего под ним, и Беппо решил воспользоваться им. С диким криком он свалился прямо на широкое плечо Зеба Стронга, промедлив на нем ровно столько мгновений, сколько нужно было, чтобы оцарапать его и укусить за ухо, и приготовился ко второму прыжку. Застонав от боли, Зеб Стронг отскочил назад и, потеряв равновесие, упал во всю длину на пол курятника, а Беппо преспокойно выбежал из двери и скрылся в ночной темноте.

– Проклятые еноты! Целых два, да еще кусаются... – ворчал Зеб, поднимаясь на ноги.

Вслед за бранью раздались два выстрела.

– Нате вам, воры, – сердито прибавил он, паля наудачу.

Сейчас же вслед за первым и вторым страшным шумом мародеры почувствовали нестерпимую боль сразу в десяти местах. После второго выстрела Беппо упал, а когда поднялся, то побежал вдвое тише прежнего. Енот тоже повизгивал от боли и бежал прихрамывая. Когда приятели добежали до леса, они с трудом забрались на свое дерево и скрылись в глубине сырого дупла.


VIII. Болезнь и одиночество Беппо

Больные, в лихорадке, они пролежали в дупле весь остаток ночи и весь следующий день. Взвизгивая, как больные дети, они лежали обнявшись и зализывали друг другу раны. Беппо обвивал своими длинными руками неуклюжее тело своего друга, и ему удалось вытащить цепкими пальчиками у себя и у енота несколько дробинок, лежавших под верхним слоем кожи.

Хотя догнавшие обоих дробинки были на излете, Беппо все-таки пострадал сильнее своего друга. Вечером на другой день енот уже чувствовал себя гораздо лучше. Он освободился из объятий Беппо и выбрался из дупла. Добравшись доверху, он вопросительно оглянулся на Беппо, но тот только жалобно взвизгнул в ответ. Он был слишком болен, чтобы думать о еде или проказах, и вместо того, чтобы вылезти вслед за енотом, свернулся покруче клубочком и старался заснуть...

На заре ему стало легче. Он почувствовал голод, и у него хватило сил добраться до выхода и вылезти на сухую ветку, где он обыкновенно спал. Растянувшись на теплом утреннем солнышке, он стал ждать возвращения черномордого приятеля с ночной охоты. Но солнце поднималось все выше и выше, а енот не возвращался. Беппо соскучился, сделался раздражительным и наконец решил спуститься вниз на знакомое место, где росла черника. Это стоило ему больших усилий. Но внизу, наевшись вдоволь вкусных ягод, он успокоился и, растянувшись на горячем от солнца камне, сладко уснул.

Он проснулся, когда уже смеркалось. Сон освежил и укрепил его, и он совершил обратный путь домой к старому каштану привычным путем, по верхушкам. Он надеялся найти там своего друга.

Забравшись на дерево, он заглянул в дупло. Потом вдруг отскочил с испуганным криком и сел поодаль на ветке. В эту самую минуту из отверстия показались не одна, а две черных мордочки. И это были не дружеские лица – нет, их черные глазки сверкали злобой, их губы были оттянуты назад и обнажали угрожающие желтые зубы.

Беппо не понимал. Один из енотов был его недавний друг, но другого он никогда не видел. И все-таки он хотел быть любезен и с ним. Поэтому он произвел глоткой несколько дружелюбных звуков, относившихся к обоим. Но положение дел, очевидно, изменилось, потому что енот, бывший столько времени его другом, сердито заворчал в ответ, а шерсть на спине другого енота, самки, начала угрожающе ерошиться.

Тогда Беппо понял все, и его обезьянье сердце заныло. Где-нибудь сегодня ночью енот встретил новую подругу, и старая дружба была забыта.

Но Беппо не мог помириться с этим сразу. Он наклонял голову то на один бок, то на другой и ласково протягивал ручки. Он изо всех сил старался объяснить енотам, что он хочет быть им другом. Но чем больше он старался доказать свою дружбу, тем сердитее становились еноты. Наконец самка с грозным ворчанием в глотке выпрыгнула из дупла и стала наступать на Беппо.

Беппо понял, что его усилия были напрасны. Он начал понемногу отступать под напором врага, пока не дошел до конца ветки и не упал на землю. Осиротелый Беппо отвернулся и пошел прочь от каштана...

Эта ночь была полной горя для бедной маленькой обезьяны шарманщика. Беппо озяб, потому что ночи в горах холодны, и вздрагивал всякий раз, когда ночной ветер пробегал по лесу.


IX. Новый покровитель

Пробродив всю ночь в темноте, он к утру пришел во фруктовый сад на ферму. Найдя яблоко, он съел его, но настоящего аппетита не почувствовал, что было совершенно необычно для Беппо. Близость человеческого жилья действовала на него успокоительнее, потому что за несколько лет жизни с человеком он ни разу не чувствовал себя таким одиноким, как в эту ужасную ночь. Как бы то ни было, грубый шарманщик все-таки заботился о нем и ласкал его иногда. Эти воспоминания были связаны у Беппо с представлением об ошейнике и цепочке, и теперь они не казались ему такими ужасными. Его черные пальчики потянулись невольно к забытому ошейнику, и ему даже захотелось, чтобы на нем звякнула ненавистная когда-то цепь.

Задумчиво теребя кончик ремня на ошейнике, Беппо вдруг точно сообразил что-то очень важное. В его круглой головке родилась какая-то мысль. Может быть, все дело в цепочке. Цепочка – это значит близость человека, а это именно и было ему нужно.

Он слез с яблони и помчался прямо по росистой траве к постройкам. В белом доме отворялись и затворялись двери, слышались голоса; ферма просыпалась, и Беппо почувствовал неудержимое желание принять участие в общей игре.

Около скотного двора на земле все так же стояла конура. Любопытство подстрекнуло Беппо заглянуть туда, потом войти, наконец взлезть на крышу. Оттуда он увидал лежавшую на сухой траве цепочку. Он слез и потряс ее. И хотя она вся заржавела, звон ее показался Беппо сладостной музыкой. Он нашел и крючок на ее конце, а потом сделал странную вещь: сел на землю на задние ноги и обеими передними принялся пристегивать цепочку к ошейнику. Но, несмотря на свое искусство снимать цепь, пристегнуть ее он не сумел. А пока он старался, из двери вышел Зеб Стронг с четырьмя ведерками для молока, а за ним его помощник с такой же ношей. Оба они увидали Беппо. И Беппо тоже увидал их и радостно визгнул. Он вскочил на ноги и, держа конец цепочки одной рукой, другой манил к себе Зеба. Выражение его милой серьезной мордочки было так потешно, что Зеб и его помощник невольно расхохотались.

– Что за чудо? Да что же это такое? – воскликнул Зеб. – Обезьянка, которая старается посадить себя на цепь. Вот так история! А помнишь ты, весной какой-то шарманщик искал констебля в деревне, чтобы заявить ему о пропаже обезьянки. Он уверял, что ее кто-нибудь украл. Я уверен, что это она и есть. Да постой, что же это она делает?

Беппо не мог больше ждать. Он боялся, что и Зеб откажется быть ему другом. С жалобным визгом он бросил цепочку, побежал к Зебу на четвереньках и в одно мгновение вскарабкался к нему на плечо. Обвив его шею своими черными ручонками, он заныл, как ребенок.

– Скажи пожалуйста, – проговорил Зеб. – Ты соскучился, должно быть, и хочешь, чтобы тебя приютили? Ну, ладно, мы займемся этим делом. Подожди, дай вот только покончить с удоем. Пойдем с нами, приятель.

Беппо с наслаждением запустил ручки в белокурые волосы Зеба, и радость блистала в его серьезных глазах, пока они шли к скотному двору.

Читайте и комментируйте наши материалы прямо сейчас! Делитесь своим мнением, нам очень важно знать, что именно Вам нравится на нашем портале! Оставляйте отзывы, делитесь ссылками на сайт в социальных сетях и мы постараемся удивлять вас еще более интересными фактами и открытиями! Уделив всего лишь пять минут времени, Вы окажете неоценимую поддержку порталу и поможете развитию сообщества ЗООГАЛАКТИКА!

» Оставить комментарий «

 

Комментарии ()

    Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.

    Для детей: игры, конкурсы, сказки, загадки »»

  1. Слоны
  2. Заяц
  3. Медведь
  4. Снежный барс
  5. Тукан
  6. Все самое интересное