Языки
В нашей ЗООГАЛАКТИКЕ живет 4940 видов животных и 16274 фотографий, можно узнать много интересных фактов в 1365 статьях и прочитать 910 рассказов. Найти 1037 увлекательных детских сказок и 488 историй для самых юных читателей.
Некоммерческий учебно-познавательный портал расскажет все о животных! Добро пожаловать в царство братьев наших меньших!
Добро пожаловать в царство братьев наших меньших!
Некоммерческий учебно-познавательный портал расскажет все о животных!

Опубликовано: 22.01.2019

Время чтения статьи: 24 мин.

По следам Оленя Песчаного Холма

Автор: Сэтон Томпсон

Фото По следам Оленя Песчаного Холма
 2873

I. Первая встреча
II. Погоня волков
III. «Олень Песчаного Холма»
IV. Дружба с индейцем
V. Убитая лань
VI. Преследование оленя
VII. Прощанье с оленем


I. Первая встреча

Был жаркий солнечный день. Ян бродил, охотясь за птицами, по бесконечным рощам и просекам пустынного «Песчаного Холма» близ Кербери. Вода в часто встречавшихся болотных прудах сильно нагрелась от солнца, и Ян, миновав их, пошел к «Ключу Следа», где только и можно было найти прохладное питье.

Подойдя к ключу, Ян увидел в грязи маленький, ясно отпечатанный и изящный след копыта. Раньше он никогда не видал подобного следа и вздрогнул, потому что сразу узнал в нем след дикого оленя.

– На этих холмах теперь нет оленей, – говорили Яну местные жители.

Однако когда осенью выпал первый снег, Ян, вспомнив о виденном им следе, снял спокойно винтовку со стены и сказал себе:

– Я буду охотиться по холмам каждый день, пока не изловлю оленя.

Ян был крепким, высоким юношей лет двадцати. Он не считался еще настоящим охотником, но был неутомимым ходоком и отличался упорством. Каждый день он отправлялся на поиски и много миль пробегал по снежным холмам, не увидав даже и следа оленя.

Но продолжительной погоне наступил конец. После длинных, утомительных прогулок по южным холмам, он напал, наконец, на след оленя, – неясный и старый, но все же след, и снова охотничий пыл охватил его при мысли, что где-то близко находится животное, оставившее этот след. Чем дальше, тем следы становились свежее, и Яну казалось теперь, что поимка оленя является только вопросом недалекого времени.

Сначала Ян не мог определить, куда направился олень. Но вскоре он нашел, что следы несколько резче на одном конце, и справедливо угадал, что это были копыта передних ног; он заметил также, что промежутки между следами укорачивались при подъеме на холм, и, наконец, ясный отпечаток на песчаном грунте разрешил всякие сомнения.

С новым волнением Ян двинулся вперед, через бесконечные рощи и холмы. След становился все яснее и яснее. Целый день Ян шел по следу, но к ночи след изменил направление и привел его обратно к дому. Было уже темно, и пришлось прекратить охоту. Ян находился в семи милях от дома и в один час легко пробежал это пространство.

На следующее утро Ян вернулся к прежним следам, но вместо них нашел много новых, перекрещивавшихся во всех направлениях. Он побрел наудачу, пока не нашел два таких свежих следа, что легко мог возобновить вчерашнее преследование и пуститься в погоню. Он все время смотрел вниз, под ноги, и был крайне испуган двумя серыми животными с большими ушами, выскочившими прямо на него.

Они взбежали на откос, находившийся от него в ста метрах и тогда только обернулись и взглянули на Яна. Это были олени. Ян стоял, как вкопанный, и смотрел на них, а грациозные животные прыгали, едва касаясь земли и подымаясь почти на два метра над землей, пока, наконец, не исчезли из виду. Ян напряженно всматривался в них, пока они не скрылись из поля зрения.

Яну даже не пришла в голову мысль выстрелить по ним.

Когда олени исчезли, он подошел к тому месту, где они резвились, и стал рассматривать их следы.

– Я рад, что они убежали, – сказал Ян. – Сегодня они показали мне нечто такое, чего раньше я никогда не видывал.

Но наступило утро, и в Яне проснулись его охотничьи инстинкты.

– Я должен отправиться на холмы, – сказал он, – и снова найти след оленей.

Целый день рыскал он по окрестностям, спугивая на своем пути белых зайцев и куропаток. Но снег, друг и недруг дикого оленя, в этот день растаял и уничтожил все следы.

На другой и на третий день Ян все еще бродил по холмам, но не видал даже признака следов.

Проходили недели. Много миль пробежал он, много дней и морозных ночей провел на покрытых снегом холмах, иногда нападая на след оленя, но чаще не встречая его. Забирался он и в густые леса по указанию охотников, и раз или два, действительно, видел светлые силуэты оленя, взбиравшегося на холм.

Иногда до него доходили слухи, что большой олень посещает участки строевого леса близ лесопилки, и Ян не раз находил его след, но самого его и мельком не видал.


II. Погоня волков

Прошел год, наступил новый охотничий сезон, и Ян снова почувствовал охотничий азарт, разжигаемый рассказами опытных охотников.

Говорили о появлении на холмах могучего оленя – «Оленя Песчаного Холма», как называли его, говорили о его величине, о его быстроте, о чудных ветвистых рогах. Они казались вылитыми из бронзы, с блестящими, как слоновая кость, отростками.

Лишь только выпал достаточно глубокий снег, Ян с несколькими товарищами отправился на охоту. Они дошли до Елового Холма и разошлись там с уговором встретиться к заходу солнца. Леса кругом изобиловали зайцами и тетеревами, и выстрелы раздавались повсюду, но след оленя не попадался. Ян в конце концов оставил лес и отправился один в долину, где в последний раз видели этого чудесного оленя. Пройдя несколько миль, он напал на такой большой и резкий след, прерывавшийся такими могучими скачками, что сразу узнал в нем след «Оленя Песчаного Холма».

Сразу почувствовав силу в ногах, Ян бросился по следу. В спине и у корней волос у него появилось знакомое покалывание от возбуждения. Он бежал, пока не стало темнеть. Тут он вынужден был вернуться, так как Еловый Холм находился далеко.

Ян знал, что доберется до места гораздо позже заката солнца, и почти не надеялся, что товарищи будут ждать его, но это его не тревожило. Он гордился своею независимостью: у него были железные ноги и выносливость охотничьей собаки. Десять миль значили для него не больше, чем для другого человека одна миля. Он мог бегать целый день и возвращаться домой вполне бодрым.

Приближаясь к Большому Еловому Холму, Ян протяжно прокричал: – У-р-р-а-а!

«На всякий случай, если они здесь», – сказал он себе.

Прислушиваясь, не откликнутся ли товарищи, он услыхал тихий вой волков впереди, со стороны долины Кеннеди. Ян передразнил их, и вскоре последовал ответ. Заметно было, что они собрались стаей и, несомненно, гонятся за кем-нибудь, потому что это был их охотничий вой. Он раздавался все ближе и ближе, и тотчас же откликалось эхо со стороны леса. Тут у Яна внезапно мелькнула мысль:

«А ведь они напали на мой след и гонятся за мной!»

Дорога шла теперь по небольшой открытой поляне. В такой страшный мороз было бы безрассудно взбираться на дерево, и Ян отправился на середину открытого места и сел на освещенный луною снег с блестящим ружьем в руках, с рядом светлых медных патронов за поясом.

С опушки леса по-прежнему доносился протяжный вой, но только голоса изменились. Затем наступила тишина. Было светло, как днем, и волки, наверное, видели Яна сидящим, но пошли кругом по опушке леса. Справа раздался треск сучка, слева – тихое завыванье, и затем все смолкло.

Ян понял, что окружен, чувствовал, что звери следят за ним из чащи, и тщетно напрягал зрение, чтобы увидеть кого-нибудь из них и выстрелить. Но он знал: стоило ему только побежать, и волки тотчас окружили бы его. Их, должно быть, было немного, потому что они решили оставить его в покое, и он больше не видал их. Переждав минут двадцать и не слыша волков, Ян встал и отправился домой. Дорогой он сказал себе:

– Теперь я знаю, что чувствует олень, слыша позади себя шарканье ног и щелканье курка.

В последующие дни Ян изучал Песчаные Холмы, проведя на них немало морозных дней и суровых ночей. Он научился быстро гнаться по едва заметным следам оленя. Он понял, почему олени топчутся по снегу у каждого дуба, научился различать следы старых и молодых оленей.

Ему удалось проследить, как живет подо льдом выхухоль, он понял, почему выдра спускается с холмов. Белки научили его, как лучше очищать еловые шишки и какие грибы съедобны. Он узнал, зачем куропатка ныряет под снег, и почему лисица так прямо расставляет ноги и имеет такой большой хвост.

Он изучил пруды, леса и холмы, узнал сотни тайн относительно следов оленя, но самого оленя не поймал.

Хотя и много миль исходил Ян вдоль и поперек в сильные морозы, иногда нападая на след, а иногда теряя его, но он продолжал охотиться, так как не раз им руководил след «Оленя Песчаного Холма».


III. «Олень Песчаного Холма»

Приближался конец охотничьего сезона.

Однажды по дороге в лес Ян догнал дровосека, который рассказал ему, что предыдущей ночью он видел двух оленей – самку и громадного оленя с необычайными рогами.

Ян отправился прямо к указанному месту и нашел следы. Один был похож на виденный им когда-то отпечаток в грязи, другой принадлежал, несомненно, «Оленю Песчаного Холма».

Ян помчался через леса и холмы по найденному следу.

Так он шел целый день и, благодаря развившемуся в нем чутью, замечал каждый знак и радовался, что олень нигде не сделал скачков. Когда солнце было уже низко и следы оказались свежими, Ян отложил в сторону ненужные вещи и пополз как змея, преследующая зайца. Целый день животные шли зигзагами, отыскивая пищу. Питьем служил им снег. И вот теперь вдали что-то мелькнуло из-за кучи хвороста на лугу.

– Вероятно, птица...

Ян лежал смирно и наблюдал. Затем он рассмотрел среди сучьев большой серый чурбан, с одного конца которого подымались две сучковатые дубовые ветви. Но вот опять промелькнуло что-то, дубовые ветви зашевелились, и Ян вздрогнул... Он понял, что чурбан в хворосте был «Олень Песчаного Холма». Теперь представился удобный случай, и Ян должен стрелять. Но Ян отвел ружье от намеченной цели и задрожал. Однако вскоре он овладел собой, рука его стала тверда, зрение остро.

– Ведь это только олень, – прошептал он.

В эту минуту олень, насторожив уши, повернул голову в сторону Яна и пристально посмотрел на охотника своими выразительными глазами.

Ян задрожал, но все же выстрелил.

Выстрел не удался. Олень вскочил, и показалась самка. Ян сделал другой выстрел и, когда олени побежали, выстрелил еще несколько раз, но олени ушли, легко лавируя среди невысоких холмов.


IV. Дружба с индейцем

Ян преследовал оленей еще некоторое время и неистовствовал, не находя и следов крови. Пройдя милю, он нашел след другого рода, который усилил его бешенство: он нашел след мокасина с широкими носками, сделанного из шкуры американского лося, – словом, след индейца. Он пошел по этому следу, и, поднявшись на холм, увидел мужчину высокого роста, который при приближении Яна встал и приветливо поднял руку.

– Что ты тут делаешь в моей стране? – спросил Ян грубо.

– Это также и моя страна, – ответил индеец серьезно.

– Но тут мои олени, – сказал Ян и задумался.

– Никто не может быть собственником всякого оленя, пока не убьет его.

– А ты все-таки лучше оставь следы, по которым охочусь я.

– Не боюсь, – сказал индеец, указав жестом на обширность пространства, и затем прибавил ласково, – нехорошо ссориться, хороший человек всюду найдет сколько угодно оленей.

Кончилось тем, что Ян остался на несколько дней с индейцем, и, хотя не приобрел, правда, рогатого оленя, зато научился многим охотничьим приемам.

Индеец научил его не преследовать оленя по холмам, потому что животное следит за тем, не гонятся ли по его следам, и перебегает холмы. Он научил его точно определять посредством зрения и обоняния, далеко ли находится олень, и его величину и положение, а не гоняться за ним, когда он недалеко. Он научил его изучать ветер, подняв на воздух влажный палец, и Ян подумал:

«Теперь я знаю, почему нос оленя всегда влажен, это потому, что он должен всегда следить за направлением ветра».

Индеец обратил внимание Яна на то, сколько времени выигрывается благодаря терпеливому выжиданию, показал ему, что лучше ходить по-индейски, держа ногу прямо, выигрывая несколько сантиметров на каждом шаге и имея возможность вернуться обратно по собственному следу, при глубоком снеге.

Иногда они отправлялись на охоту вместе, иногда порознь. Однажды Ян, выйдя один, напал на олений след в зарослях у озера. След был свеж и, когда он подкрадывался по нем, в кустах послышался шорох. Затем Ян увидел, как затряслись ветви. Охотник поднял ружье и насторожился, стараясь точнее определить место прицела. Заметя темное существо, пробирающееся сквозь ветви, он хотел было уже спустить курок, но тут промелькнуло что-то красное, и он остановился, а через минуту появился индеец.

– Это ты! – проговорил Ян, задыхаясь от волнения. – Ведь я чуть было не выстрелил в тебя.

Вместо ответа индеец указал пальцем на свой лоб, повязанный красным платком. Тут только Ян понял, почему охотящийся индеец всегда надевает такой платок, и сам стал носить его.

Однажды стая луговых куропаток высоко летела к густому еловому лесу. За ней направлялись другие стаи, и это был, по-видимому, общий перелет. Индеец поглядел на них и сказал.

– Куропатки прячутся в лесу. Ночью должен быть сильный мороз.

Мороз, действительно, ударил, и охотники целый день просидели у костра. На следующий день было так же холодно, как и накануне, и лишь на третий день стало несколько теплее, и охота возобновилась. Но индеец вернулся с ружьем, сломанным при падении. Он долго молча курил и, очевидно, о чем-то думал.

На другой день индеец ушел, и они никогда уже больше не встречались.


V. Убитая лань

Начинался новый охотничий сезон. Ян услыхал, что у одного озера, далеко к западу, показались семь оленей с чудесным вожаком.

С тремя другими охотниками Ян отправился на санях к озеру и вскоре нашел следы – шесть различного размера и один очень большой, несомненно, принадлежавший знаменитому «Оленю Песчаного Холма».

Но приближалась ночь, и охотники поспешно расположились станом на снегу.

Утром охота продолжалась, и вскоре охотники добрались до места, где семь темных пятен обнаженной земли указывали на то, что здесь ночевали олени.

Теперь, при свежих уже следах, Ян настоял, чтобы охотились пешком. Он заметил, что следы идут к густым кустарникам, и узнал наверное, где находятся олени, по крику птиц, взлетевших на противоположной стороне.

Надо было спешить, и охотники разделились на две партии и пошли по разным дорогам. Ян остался с Дуффом и, предоставив другим охотиться за пятью оленями, взял на себя только два следа. Почему? Потому, что тут был широкий след того оленя, за которым он гонялся уже два года.

Они уже догнали оленей, но те снова разбежались в разные стороны. Тогда Ян послал Дуффа за ланью, а сам пошел немедля по следу знаменитого оленя. Когда солнце было уже низко, зверь находился на обширной незнакомой ему поляне с редкими деревьями, так как Ян согнал его с прежнего его перебега.

След был свежий, но как раз, когда охотник наверняка ожидал благоприятного исхода, ясно раздались два выстрела, и по найденному дальше следу можно было видеть, что олень помчался с быстротой вихря и мог бежать так несколько миль.

Ян вернулся и вскоре нашел Дуффа, который выстрелил два раза в лань, и, по его мнению, второй выстрел должен был ранить ее. Пройдя полмили, они, действительно, нашли кровавый след, который был заметен на протяжении полумили, но дальше крови уже не было, а след значительно увеличился и стал резче.

Шел снег и трудно было разобраться, однако Ян скоро определил, что теперь они уже нашли следы не раненой лани, а ее рогатого товарища. Они повернули назад, чтобы разрешить сомнение, и шли, пока не убедились, что олень, спасавшийся от них бегством, вернулся обратно по старым следам.

Это обычная уловка преследуемого зверя, когда ему нужно догнать и спасти товарища, находящегося в опасности, дав ему возможность или спрятаться в стороне или бежать в другом направлении. Таким-то образом и олень задумал спасти свою раненую подругу, но охотники нашли ее след по едва заметным кровяным каплям.

Пройдя немного, они увидели, что олень после неудачной попытки отвлечь внимание охотников от лани вернулся к ней, и при закате солнца их можно было рассмотреть впереди, поднимающихся по высокому снежному склону холма. Лань шла медленно с опущенной головой и ушами. Олень бежал около, как бы в тревоге приближаясь иногда к ней. Пройдя еще с полмили, охотники настигли животных. Лань лежала на снегу. Увидев охотников, олень потряс лбом дуб, нерешительно покружился около и затем умчался от врагов, которым был не в силах сопротивляться.

Когда люди подошли ближе, самка сделала конвульсивное усилие, чтобы встать, но не могла. Дуфф вынул нож. Яну никогда раньше не приходило в голову, почему он и другие охотники имеют при себе длинный нож. Лань устремила на своих врагов большие блестящие глаза. Они были полны слез, но она не стонала. Ян отвернулся в сторону и закрыл лицо руками, Дуфф же выступил с ножом вперед и покончил с ланью.

Ян едва сознавал это, и когда Дуфф окликнул его, он медленно обернулся и увидел подругу оленя лежащей в снегу. Уходя, они увидали большую круглую тень на ближайшем холме.

Когда же через час явились люди, чтобы поднять труп лани со снега, обагренного кровью, то заметили свежие следы около нее и темную тень на белеющем холме, скрывшуюся затем в темноте.


VI. Преследование оленя

Когда охотники напали, наконец, на свежий след «Оленя Песчаного Холма», юноша не выдержал:

– Я не могу возвратиться домой: что-то подсказывает мне, что я должен остаться; я должен еще раз встретиться с ним лицом к лицу.

Остальные уже порядочно озябли, и Ян, распрощавшись с ними, пошел один по большому, резкому следу.

– Прощайте! – крикнули они ему. – Счастливой охоты!

Когда товарищи скрылись из виду на холмистой равнине, Ян почувствовал то, чего никогда раньше не чувствовал. Хотя ему и приходилось в течение многих месяцев бывать одному, но он никогда не ощущал одиночества. Теперь же, когда удалились товарищи, ему даже хотелось догнать сани, и только гордость помешала Яну сделать это.

Но вскоре он уже снова находился во власти пленительного бесконечного ряда следов.

К вечеру, после многих скитаний, след привел охотника к обширной и густой заросли хрупкого и гибкого осинника. Ян знал, что олень расположился здесь на ночь. Он, наверное, пришел по ветру. Его глаза и уши всегда настороже, нос сообщает, что делается впереди. Ян направился к нему сбоку, надеясь, что удастся произвести удачный выстрел.

Шаг за шагом подвигался он с чрезвычайной осторожностью и через несколько минут действительно нашел главный след, затем – другой, но тут позади его послышался треск ветвей, хотя след все еще вел вперед. Ян объяснил себе впоследствии, что олень, прежде чем расположиться на ночлег, повертелся и повернул назад, и когда Ян думал, что олень впереди, он лежал далеко позади, а, услыхав приближение человека, успел скрыться.

Еще раз приходилось идти на неизвестный север, а уже наступила морозная темная ночь. Ян нашел защищенное место и развел небольшой костер, какой разводят краснокожие.

Был сильный мороз. Трещали и деревья и земля. Лед на ближайшем озере расседался всю ночь, и треск проносился от берега к берегу. Жгучий холод царил и среди холмов.

Метель прошла, и Ян охотился целый день, не видя следов оленя, ночь же провел, как и предыдущую. В первую ночь он слегка отморозил лицо и ноги и теперь еще чувствовал в них болезненное жжение. Но он продолжал охоту, предчувствуя, что олень близко.

На следующий день он с отчаяния направился на восток в бесплодную местность, где, по-видимому, олени не водились.

Однако, пройдя полмили, он набрел на неясный след, сделанный недавно во время метели. Он пошел дальше и вскоре нашел место ночлега шести оленей, среди которых находился и великан, что можно было узнать по большому и темному месту его отдыха и по громадному следу. Следы были еще свежие.

Не прошел Ян и сотни шагов, как с холма, окутанного туманом, показались пять голов с поднятыми ушами, и со снежной вершины поднялась большая фигура в виде опаленного ствола, с двумя оставшимися высохшими сучьями. Но олени скоро увидали Яна, и прежде чем он успел выстрелить, холм заслонил их от человека.

«Олень Песчаного Холма» снова собрал свое стадо, однако увидев, что преследователь опять напал на их след, олени рассеялись, как и раньше. Но для Яна был важен только один след.

Наконец, охотник направился к большой ложбине Соснового Содника, – широкой равнине, поросшей посредине густым кустарником.

«Вот где он скрывается теперь, – подумал Ян, – но здесь он не останется». Ян притаился и наблюдал. Через полчаса черная масса вышла из тальника и двинулась к дальнему холму. Когда она совершенно скрылась из вида, охотник перебежал через равнину и обогнул ее. След он, действительно, нашел, но олень оказался не глупее его: он выбрал удобное место для наблюдения за своим старым следом, и, видя, что Ян пересекает равнину, умчался быстрыми прыжками.

Олень часто избирался на высокий холм, оглядывая окрестность, нет ли где врага, и каждый последующий след его показывал, на что он надеялся или чего опасался. Наконец, след внезапно пропал. Это было необъяснимо, и только после тщательных наблюдений оказалось, что олень, пробежав немного назад по своему же следу, прыгнул в сторону и убежал в другом направлении.

Три раза он проделывал то же самое, наконец, прошел через заросль своего следа, так чтобы охотник неминуемо проходил там, где олень мог почуять и увидать его гораздо раньше, чем тот приблизится к нему.

Все эти повороты и другие хитрые уловки были терпеливо распутаны, короткие прыжки привели к настоящему следу, но к вечеру след снова оказался старым и расстояние между прыжками становились больше. Ян совершенно растерялся, он не пошел дальше и опять провел бесполезную ночь.

На заре следующего дня он выяснил, что олень шел по старому следу и, чтобы обмануть охотника, делал прыжки в сторону. Наконец, найден был и настоящий след. Охотник был неутомим, а олень был так измучен и испуган, что не мог уже ни есть, ни пить.


VII. Прощанье с оленем

Последнее продолжительное преследование зверя кончилось тем, что местом охоты оказалась опять болотистая поляна с тремя дорогами в лес. Олений след привел сюда. Охотник чувствовал, что животное здесь, что оно уже больше не выйдет отсюда. Поспешно и осторожно пошел он по второй дороге, повесил тут на погнувшееся деревцо свою одежду и пояс, быстро свернул на третью тропинку и притаился. Через несколько минут, ничего не замечая, Ян тихо свистнул, как свистит сойка в лесу, когда грозит опасность.

Олени прислушиваются к предостережению сойки, и Ян увидел, как впереди шел большой олень с поднятыми ушами, направляясь к возвышенному месту для наблюдений. После повторного свиста олень остановился, как вкопанный, но он был далеко да деревьями. В течение нескольких минут он стоял спиной к неприятелю. Затем он быстро сошел с холма без треска, не перескакивая через хворост, и бесшумно, как лисица, исчез.

Ян притаился в чаще ивняка, напрягая слух. Ему показалось, что зверь скрывается под ветвями. Ян тихо поднялся с ружьем на перевес, и в то же время шагах в пятидесяти впереди поднялся благородный стан оленя с царственной головой, увенчанной чудными рогами, словно вылитыми из бронзы.

«Олень Песчаного Холма» и Ян стояли, наконец, лицом к лицу. Наконец-то жизнь оленя была в руках Яна. Олень не отступил, он стоял и смотрел своими печальными, правдивыми глазами. Винтовка дрогнула в руке Яна, но снова опустилась, потому что олень стоял смирно и продолжал кротко смотреть ему прямо в глаза. Ян почувствовал, что нервная дрожь в олене стихает, что ноги, напряженно согнутые для прыжка, ослабели и мужественно стояли прямо.

Охотнику стало жаль оленя. Животное было слишком прекрасно.

Ян опустил свое ружье, и олень спокойными, грациозными прыжками скрылся в чаще леса.

Читайте и комментируйте наши материалы прямо сейчас! Делитесь своим мнением, нам очень важно знать, что именно Вам нравится на нашем портале! Оставляйте отзывы, делитесь ссылками на сайт в социальных сетях и мы постараемся удивлять вас еще более интересными фактами и открытиями! Уделив всего лишь пять минут времени, Вы окажете неоценимую поддержку порталу и поможете развитию сообщества ЗООГАЛАКТИКА!

» Оставить комментарий «

 

Комментарии ()

    Вы должны войти или зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.

    Для детей: игры, конкурсы, сказки, загадки »»

  1. Слоны
  2. Заяц
  3. Медведь
  4. Снежный барс
  5. Тукан
  6. Все самое интересное